В начало
БОРЗНА И ХОЛОКОСТ


По материалам http://kehilalinks.jewishgen.org/borzna/Holocaust.htm
Перевод с английского И.Белого.

Борзна оккупирована 11 сентября 1941 г.
Борзна освобождена 8 сентября 1943 г.
126 человек убито в Шаповаловке.
179 человек угнано в Германию.

Пишет Давид ДюВаль:

«Я получил это письмо от Джея Уолла, израильского исследователя, занимающегося, как и я, историей Борзны. Когда тот работал в иерусалимском музее „Яд ваШем“ в поисках материалов по Борзне, то наткнулся на письмо школьной учительницы, которая была очевидцем событий, происшедших там…»

Письмо учительницы посёлка Борзна (Черниговская область) В. С. Семеновой Я. М. Росновскому, отрывок из которого приведён в книге Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь» (9 том с.с., стр. 412).

«Дорогой Яков Маркович!

…Вот инфомация, о которой Вы спрашивали.

Эвакуация была очень трудной. Город Бахмач был разбомблен в июле. Все грузовики были отправлены на фронт, осталось лишь несколько лошадей. Эвакуация началась с 27 августа, официально была объявлена с 1 сентября. Многие сумели купить или как-то достать лошадей с 5 по 11 сентября. Но Красная Армия оставила Борзну, и вскоре ночью, после короткой стычки, фашисты вошли в город. Там оставалось ещё много людей, которые не успели эвакуироваться. Те, кто отошли от города недалеко, были окружены. Среди них была наша знакомая — зубной врач. Она и её муж были убиты.

В Борзне ещё оставались 106–110 евреев. Положение было ужасно. Молодёжь Тененбаумов успела уехать, а старики остались. Им пришлось очень тяжело. С самого первого дня фашисты издевались над ними. Солдаты приходили к ним в дом каждый день, забирая всё у них — одежду, утварь, вёдра… Каждый из нас старался как-то помочь им с едой и металлической посудой.

Так проходили дни и месяцы, было очень трудно выживать. Отовсюду шли плохие вести — о сожжённых деревнях. В городах Нежин, Чернигов, Конотоп и других всё еврейское население было уничтожено.

Все готовились к худшему.

Первым умер горбатый грузчик Чауский. Полицай надел ему на шею лошадиный хомут и застрелил его. Евреям сказали носить на руках белые повязки. Всех начали посылать на работы. Мы чистили казармы, убирали грязь и снег на улице. Первая волна уничтожения евреев случилась в январе 1942 года. 18 числа приехал какой-то большой начальник из Киева или Нежина. Глубокой ночью всех евреев подняли и в сопровождении солдат и полицаев погнали к селу Шаповаловка, что в 10 километрах от Борзны. 104 еврея было застрелено там, у края противотанкового рва. Среди них были старики, женщины и дети. Старика Уркина, перед тем, как застрели, спросили: „Хочешь жить, старик?“ Он ответил: „Хотел бы знать, чем всё это кончится“. Миша сказал перед смертью, что „враги заплатят за это кровью“. Двадцатидвухлетняя Нина Крейнгауз умерла со своей годовалой дочкой на руках. Школьная учительница Раиса Белая (дочь переплётчика Баруха Белого) видела, как застрелили её 16-летнего сына Мишу и её сестру Маню с детьми (младшему было несколько месяцев), она уже не понимала ничего и только волновалась, что потеряла очки.

Только несколько человек выжило после расстрела. Лизе Бабкиной удалось скрыться, но все её дети были убиты. Она жила затем два года в Конотопе, пока не кончилась оккупация, и жива до сих пор. Три женщины, у которых были русские мужья, прятались больше года, но были найдены. Уркин прятался в госпитале и сумел сбежать. Сколько-то евреев, спасшихся от расстрелов в своих деревнях, прятались у нас. Мы отправили их к партизанам в Карюковку. Выжило немного.

В Борзну вернулись все, кроме Миазоровых, Туровских и Стрилацких. Летом 1942 года немецкая армия шла через Борзну днём и ночью — в направлении Волги. Среди них были тысячи евреев, угнанных „на работы“, но на самом деле их отправляли на медленную смерть. Сын Моисея Левина, Аба, покончил жизнь самоубийством в 1941 году. Его семья по-прежнему живёт здесь.»





У И.Эренбурга по непонятной причине указана дата 18 июня вместо 18 января.


Давид ДюВаль продолжает:

«Это перекликается с историей, которую рассказала мне Фанни из Борзны в 90-е — она одна из тех трёх или четырёх евреев, что до сих пор живут там. Я писал о ней в своём дневнике.
Она плакала, когда описывала, что случилось с евреями в Борзне. В 1942 году там жило больше 200 евреев. Они прятались в подполах. Украинцы выдали нацистам их укрытия. Их окружили, вывели в поле и расстреляли. Фанни и её сестра (которая сейчас живёт в Бруклине с дочерью) сумели убежать непосредственно перед приходом нацистов, без одежды на зимнем холоде.
Позже я был на том поле, где происходил расстрел. Это в деревне Шаповаловка — заросшее поле, на котором в советское время был поставлен небольшой огороженный монумент.»

Copyright © 2001. 2003 David DuVal









Update (2014). Воспоминания Марка Моисеевича Шапиро, который жил в селе Шаповаловка и которому на момент расстрела было 9 лет, приведены в книге "Ради павших и живых" (Великий Новгород, 2012), стр. 87.






Дина Анатольевна ЗАСЛАВСКАЯ. Борзна и Холокост
<< Письма о Нафтуле Заславском -- В начало -- Иосиф Борисович Белый >>