В начало
СОСНИЦА — МЕНА — БАХМАЧ — ОШ — КРАТОВО


Рассказывает Аркадий:

В 1930 году происходило раскулачивание. У нас отобрали мельницу и дом. Отца шести детей посадили в тюрьму, потребовали у него золото для индустриализации и коллективизации страны. Пока он находился в заключении, работники НКВД сделали обыск в доме и сарае, но ничего не нашли. После этого начальник НКВД сказал отцу: «Мы тебя выпустим на одни сутки, принесешь все свое золото, и мы тебя освободим из-под ареста». Как только его выпустили, он сразу быстро собрал свои документы, сел на ночной поезд и уехал в Ленинград. Там папа устроился на работу у своего друга Ардашникова в артель по производству логарифмическик линеек. Папа хотел купить квартиру и перевезти всю семью в Ленинград, но, к сожалению, эта задача оказалась невыполнимой. Был вариант купитъ полуразрушенный подвал, отремонтировать его под жилую квартиру. Об этом он написал маме. Она ответила: «Не нужен нам ни подвал, ни Ленинград, ни туберкулез детям. Приезжай к нам (в 1931 году мама c детьми переехала из Борзны в Сосницу) и придумаем чем заняться».

B начале 30-х годов на Украине был страшный голод, в Ленинграде — карточная система. Перед отъездом из Ленинграда папа купил книгу — руководство, в которой описана технология изготовления хозяйственного мыла кустарным способом, какое оборудование нужно иметь, материалы и химикаты. Приехал папа в Сосницу в начале 1933 года, купил оборудование и патент на право изготавливать и продавать мыло кустарного производства. Этой работой он занимался 2 года в Соснице и в Мене.
B Мену наша семья переехала в ноябре 1933 года. Станция Мена находится в 20 км от Сосницы. B Мене он недолго занимался мыловарным делом. B конце 1934 года он поступил на государственную службу «Укрптицепром» на станции Бахмач, там же жила вся наша семья 2,5 года.
B ноябре 1936 года перееxали из Бахмача в Мену. Отец стал работать заведующим пунктом «Укрптицепром». Сначала жили в служебном доме на ул. Шевченко 71, a в конце 1940 г. купили полдома там же в Мене на площади Червоный Майдан, дом 14. Работа заключалась в закупках у крестьян яиц и птицы в обмен на мануфактуру, которую получал на главной базе в Бахмаче. Яички отец упаковывал со стружкой в большие ящики и отправлял по железной дороге по указанию конторы «Укрптицепром». Этой работой он занимался до начала войны 1941–45 г.г.

Немцы подошли к Черниговской области в начале лета 1941 года. B мае месяце в Мену из Луги (100 км от Ленинграда) приехала Маша c новорожденным сыночком Мариком (родился 14 марта 1941 г.). Нужно было срочно эвакуироваться вглубь страны. У Муси была справка, что она жена командира Красной Армии — танкиста-фронтовика Косицкого Евгения Львовича. По этой справке папа получил в военкомате под расписку две подводы c обязательством возвратить военкомату той местности, где они пересядут в железнодорожный вагон. В дорогу взяли корову Зорьку, чтобы кормить ребенка и всю семью. Перед отъездом из Мены папа сообщил в Борзну всем нашим родственникам, что он эвакуируется из Мены и предложил им поехать вместе c ним. Ответ об эвакуации был отрицательным, потому что Маня была беременна и поехать подводой не могла. Так им не повезло, они остались в Борзне…
Двинулись в путь на восток через Сосницу. Здесь к нашему «кортежу» присоединились родственники по маминой линии: Мойше-Довид с женой Двойрой и их семьей. Арон Носовицкий c семьей, Броня Гельфарб c больной пожилой мамой — тетей Росей и двумя детьми: Аликом (Аркадий), 1935 г. рождения и Леной, 1939 г. рождения. Родители c дороги писали нам в Ленинград несколько писем, писали, что едут в сторону Курска. Этой открыткой письменная связь c ними прервалась до их приезда в Киргизию, в город Ош.



Несколько эпизодов путешествия в Среднюю Азию

Эпизод 1. Проезжая среднюю полосу России, заболела Броня, температура высокая, врачебной помощи близко не было. Вынуждены были остановиться в поле и отвезти Броню в больницу. Освободили одну подводу и папа поручил нашему Арону (14 лет) отвезти Броню в больницу, которая находилась примерно в 10 км от места, где они остановились в поле, и оставить ее там до выздоровления.
Папа сказал Арончику: «Будешь возвращаться ночью, ориентируйся на огни костров, которые мы здесь разложим». Оставив Броню в больнице, Арончик двинулся в обратный путь к нашему лагерю через лес. Отъехал несколько километров — в пути развилка дорог, ночь, неизвестно куда ехать. Арончик гонит лошадь, a она не идет. Спросить не у кого. Арончик расстроился, заплакал. До лагеря далеко, огней не видно. Что делать? Вдруг лошадь пошла по той дороге, откуда выехала, и благополучно вернулась к своим. Через некоторое время Броня выздоровела и кортеж двинулся дальше в путь.

Эпизод 2. Проезжали Курскую область. B пути были крутые и глубокие меловые горы, с которых нужно спуститься. Время осеннее, дождь, спуск скользкий, на обочинах спуска сломанные повозки и всякая всячина. Вопрос: как быть? Вариант объезда стоил не только времени, сколько длинного пyти в 50 км. Папа решил спускаться, но осторожно. Поэтому сказал Арончику, Иосе Носовицкому и другим ребятам 14–15 лет пойти в лес и нарубить тонкоствольные деревья, чтобы вставить в колеса для торможения. Затем надел на голову лошади мешок и c Арончиком и другими ребятами под уздцы c двух сторон подводы благополучно спустили первую, a затем остальные подводы. В Воронеже сдали лошадей c повозками местному военкомату. Корову Зорьку продали. Погрузились в товарный поезд.

Эпизод 3. На одной станции, когда эшелон долго стоял, мама c самоваром пошла вскипятить воду. Вдруг в это время поезд тронулся, мама не успела сесть. Папа дает команду Арончику: «Прыгай к маме и догоняй нас пассажирским поездом». Все обошлось благополучно.



На новом месте, в городе Ош Киргизской ССР началась новая жизнь: сняли квартиру, купили козочку, чтобы кормить Марика. Мама занималась домашним хозяйством, семья 7 человек. Машу направили учиться в эвакуированный Ростовский Университет. Рае пришлось пойти работать лаборантом в Облсельхозотдел, где она проверяла качество поступающего зерна, и одновременно учиться в техникуме. Арон и Аллочка поступили учиться в школу. Так они прожили до 1944 года. После эвакуации решили на Украину не возвращаться по причине сушествовавшего там антисемитизма. Ревекка Исааковна Косицкая, свекровь нашей Маши, прислала вызов из подмосковной станции «Текстильщики» на Машу c Мариком, на папу, Арона и Аллочку. Мама и Рая пока остались в Оше. Рая заканчивала учебу в техникуме. Потом, уже в 1945 году, они c большим трудом приехали к своим, но не в Текстильщики, a на подмосковную станцию Томилино, так как в квартире у Косицких было тесно жить. Съемная квартира в Томилино была невзрачная, холодная и тесная для нашей семьи.

Тогда родители купили полдома c участком земли на подмосковной станции Рязанской железной дороги Кратово по ул. Береговая, дом 21. B эту квартиру в 1947 году из Ленинграда приехала наша Люся. Папа устроился на ра6оту в Люберцах, в павильон по торговле пивом. B этом павильоне много pаботала наша Люся. Через год в нашей семье случилась большая трагедия: несколько демобилизованных моряков выследили, когда Люся закончила работу в павильоне, поехали за ней в электричке до Кратово и по дороге к дому ограбили и убили ее. Это случилось накануне праздника Рош-Хашана в 29 дeнь месяца элюль 1948 года. Похоронили ее на Малаховском кладбище по Казанской железной дороге. Ей исполнилось всего 29 лет.
Эту трагедию мы все очень тяжело переживали. Папа заболел, лечился в больнице города Жуковский. У него, вероятно, была аденома, a тогдашние врачи либо не могли установить правильный диагноз болезни, либо не могли оперировать аденому, и он в мучениях у мамы на руках в больнице скончался на 62 году жизни в 14 день месяца сиван 1949 года. Похоронен он также на Малаховском кладбище недалеко от могилы Люси.

Говоpят: «Беда одна не приходит». Через некоторое вpемя соседка Шура, жившая во второй половине нашего дома, в своих корыстных целях, чтобы избавиться от нас, ночью подожгла нашу половину дома. K счастью пожар удалось быстро погасить и свою половину отремонтировать. После этой трагедии мама сильно заболела, у нее был сильный диабет и больное сердце, и она скончалась на 69-ом году жизни, диагноз — острая сердечная недостаточность. Это было в пятницу в 4-ый день месяца сиван, накануне праздника Шавуот 1954 года. Она похоронена в день смерти, в пятницу, на том же Малаховском кладбище. Да будет благословенна память наших дорогих родителей!








Семья Крачок. Сосница - Мена - Бахмач - Ош - Кратово
<< Жизнь в Борзне -- В начало -- О Льве Марковиче Крачке >>