В начало
Львёнок отца
(Игорь Белый)




Это львёнок. Фарфоровый.
Точнее, "Львёнок лежащий", производства Ленинградского фарфорового завода.
Автор его - скульптор-анималист Борис Яковлевич Воробьёв (1911–1990). Впервые этот львёнок появился в 1957 году (исходная модель), и тогда же художница Нина Михайловна Павлова разработала для него окраску - подглазурную роспись. С тех пор статуэтка прочно вписалась в промышленный поток завода вместе с другими зверюшками, вазами и сервизами.
Она даже до сих пор производится на продажу, хотя завод называется теперь "Императорский" вместо "Ленинградского".

Но это всё я узнал недавно.

А этого львёнка я помню столько, сколько помню себя. Он всегда лежал на столе у отца. Я всегда лез к нему и хватал (на ощупь я тоже его помню отлично).
Чего я только с ним ни делал. Он был уже весь клееный-переклееный раньше, чем я пошёл в школу. Самым слабым местом у него были уши и передняя лапа. Я рисовал на нём тайные знаки, закладывал клады в технологическую дырку у него на пузе, подводил ему глаза и накрашивал ногти маминым лаком. Во главе армии солдатиков он нападал на зловещий постамент настольной лампы, а потом спасался от обстрела ластиком, прыгая в глубокий ров выдвинутого ящика стола.
Шли годы, я закончил школу, поступил в институт, а он всё так же лежал на рабочем столе отца. Недалеко от стакана с водой.
Я совершенно не знаю, почему он там лежал, и что означал для отца, и вообще откуда там взялся. И уже не узнаю.
Месяц назад я случайно увидел его в какой-то антикварной лавке в переходе метро и как-то рефлекторно купил, даже не глядя на цену. И теперь он лежит у меня на столе. Расколотят его ещё не скоро, дети нынче уже большие.

Мама тоже не знает, в чём был его смысл. Когда она познакомилась с папой, львёнок уже был у него. Но она рассказала такую историю.

Дело было в 1965 году. Мама приехала из дальних краёв и попала по направлению в подмосковную больницу в городе Яхрома. Ей дали комнату при больнице, и она там жила и работала. У неё была пожилая начальница по имени Ребекка Наумовна, которая маму как-то выделяла из остального персонала и называла её "кецеле" ("кошечка", значит, на идиш). Это прозвище к ней на тот период довольно прочно прилипло, и её так за глаза и звали в той больнице - "Вон Кецеле пошла нового больного принимать..."
В той же больнице работал и мой будущий отец - Борис Белый. Правда, он жил в Дмитрове. Был он, как утверждает мама, "первым парнем на деревне", то есть местным научным светилом и завидным женихом. И как-то они с мамой долго ходили, косились друг на друга, но никак не знакомились.
А у отца была к тому моменту некая знакомая, которая давно уже планировала стать его дамой сердца. Но опять же, что-то не сильно срасталось. Сколько она к нему в гости ни ездила, так и уезжала обратно, не солоно хлебавши. И вот, в какой-то момент, когда она уже решила окончательно махнуть на него рукой, ей на глаза попался этот львёнок. Который лежал на своём обычном месте. "Нет, Борис, с вами каши не сваришь! - заявила папе эта некая женщина. - Да к тому же, я смотрю, у вас тут уже какое-то кецеле на столе прописалось!" И хлопнула дверью.
А на следующий день случилось так, что развесёлая компания врачей вместе с кецеле случайно оказалась у отца в Дмитрове и зависла там на пару дней. И папа с мамой впервые поругались и надулись друг на друга. Но через день помирились. А через месяц сыграли свадьбу.



http://bujhm.livejournal.com/611481.html





Ирина Белая. Львёнок отца (Игорь Белый)
<< Сёстры Берри -- В начало >>